В любительском театре всё серьёзно

Все мы немножечко актёры. Другое дело — хорошие ли. Верит ли тебе, к примеру, мама, когда ты удивленно пытаешься убедить её, что не слышал просьбу пропылесосить? Или физрук, когда ты жалобно рассказываешь, что очень-очень болит живот и нет никакой возможности прямо сейчас прыгать через палку. И ведь со слухом и животом действительно могут быть проблемы. Но вот верят не всем. А прокачать актёрское мастерство, между тем, можно разными способами: ежедневно тренироваться, пройти специальные курсы или записаться в театральную студию. Правда, в последнем случае всё не так легко, как кажется. Занятия в театре требуют большой самоотдачи и дисциплины, это не просто увлечение, а уже серьёзная работа. По крайней мере, так мне объяснили ребята из любительского театра «9-я идея» города Братска.

Репетиция спектакля «Молоко»

В этом году театру «9-я идея» исполняется 10 лет. Возник он осенью 2009 года, когда в театральную студию был произведён первый набор взрослых ребят. Сейчас в студии занимаются и маленькие детки, и подростки, и совсем взрослые люди — роли-то в спектаклях бывают разные!

Название, по словам руководителя и режиссёра театра Валентины Долгополовой, рождалось в муках. Девять месяцев театр жил вообще без имени. А организаторы тем временем думали в сторону слова «идея» — хотелось чего-то содержательного, глубокого по смыслу — а потом заметили мистику: всюду их сопровождала цифра «9».

Сейчас «9-я идея» хоть и любительский, но всё-таки самый настоящий, серьёзный театр: несколько премьер в год, спектакли, репетиции, занятия в театральной студии, выпускники — профессиональные актёры, свой собственный камерный зал и уже постоянный зритель. Юные актёры свой театр любят и с удовольствием рассказывают о непростом хобби.

Все дороги ведут в театр

Вероника и Костя в спектакле «Волшебник Изумрудного города»

Вероника Геврасева, 14 лет: Я из-за своего характера попала в театральную студию. Слишком много энергии во мне было, поэтому мама в первом классе отвела меня в театральный кружок. Я сменила две студии, некоторое время не занималась, а потом попала сюда, в «9-ю идею». Проблем с общением у меня нет, поэтому я сразу зазнакомилась со всеми и задержалась здесь уже на пять лет.

Константин Шилов, 17 лет: Для меня театр начался в детском саду. Там я играл в спектакле, который ставила наша воспитательница: был купцом в сказке про сестрицу Алёнушку и братца Иванушку. Потом был школьный театр. А потом уже я пришёл в «9-ю идею», тоже, кстати, пять лет назад. Мой путь здесь начался с роли Дровосека в спектакле «Волшебник Изумрудного города», потом я играл подростка в спектакле «Молоко». Сейчас занят в постановках «Очень хочется жить» и «Чучело».

Вероника: Я играю в тех же постановках, что и Костя, кроме «Молока». Ещё я играла красный лепесток в спектакле «Цветик-семицветик».

Нелюбимых ролей не бывает

Спектакль «Цветик-семицветик»

Вероника: Бывает так, что роли отражают нас самих, а бывает совсем наоборот. Мне кажется, иногда режиссёр специально даёт актёру роль, которая ему самому не соответствует, — это определённый рост. Например, в «Волшебнике Изумрудного города» я играю ведьму Гингему. Она ближе мне по характеру (смеётся), потому что это подвижный, динамичный образ. Потом, конечно, сложно перестраиваться было на лёгкий, нежный и добрый образ лепестка в «Цветике-семицветике». Приходится искать пути к своей роли, вживаться, это и есть работа актёра.

Константин: Мне нравятся все мои роли. В спектакле «Молоко» я играю подростка Антона Комарова по кличке Комар. Он внешне разгильдяй и тусовщик, а на самом деле просто ребёнок, которому не хватает любви и внимания. Ещё он зацепер, это по ходу спектакля приводит его к гибели. Но одна из любимых ролей — в спектакле «Очень хочется жить». Хотя там даже и нет определенной роли. Это постановка по книге Светланы Алексиевич «Соло для детского голоса» и по дневникам детей, которые жили в годы войны. Поэтому мы просто играем по сути самих себя — детей, подростков — только в другом времени. И это самый сложный спектакль!

Вероника: Сложный для актёров. Нам всем было очень тяжело погрузиться в материал, рассказывать о войне, о гибели матерей этих ребят, о реальности того времени, о том, какой ужас происходил и как в этом участвовали дети. Все рыдали на репетициях! Хотя нас учат не проникаться ролью настолько сильно и не переживать. Это одновременно и самое сложное и самое интересное — воплотить свою роль.

Спектакль «Очень хочется жить»

Константин: Для правильной работы над ролью важно очень хорошо разобрать материал. Мы читаем пьесы с карандашом, выписываем какие-то характеристики своих героев. Нужно всё знать о своём персонаже: как дышит, как ходит, как думает. Тогда будет легко.

Вероника: Даже не знаю, что интереснее. С одной стороны, путь, который проходишь с ролью: получить её, начать работать с материалом, потом вникнуть, примерить на себя. С другой стороны, хочется и результата, выйти в этой роли на сцену, посмотреть, как она зрителю.

Никакой четвёртой стены

Вероника: Наш зритель очень разный. Приходят и школьники всех возрастов, и маленькие дети из детского садика, и родители, и бабушки с дедушками. Многое зависит от спектакля: на сказки ходят, конечно, малыши, на спектакли посерьёзнее — люди постарше. И все они разные! Даже детки разные: есть такие, которые эмоционально переживают: пугаются, радуются, сердятся, подсказывают тебе из зала, есть совсем безучастные, а есть маленькие скептики. Раз за разом учишься воспринимать любого зрителя.

Константин: Конечно, в роль вкладываешь очень много энергии. И в целом она воспринимается зрителем хорошо.

Вероника: В театре есть такое понятие. На сцене — три стены, а четвёртую актёр должен поставить мысленно между собой и зрителем. Но абстрагироваться от зрителя нелегко. И в этом тоже есть определённая трудность: одновременно иметь контакт со зрителем и не терять атмосферу спектакля.

У отцов и детей конфликта нет

Вероника: У меня не театральная семья, я такая единственная ))))). Но мама поддерживает моё увлечение. Бывают моменты, когда папа против, потому что театр иногда мешает учёбе. Мама ходит на все премьеры. А самый мой большой фанат — это бабушка. Свою жизнь дальнейшую я вряд ли свяжу с театром. Хочется получить хорошее образование, а чтобы стать актрисой, нужно ехать в Москву, а пробиться там довольно сложно. Друзья меня тоже поддерживают. Мои сверстники по большей части безучастны к театру, чаще всего слышишь: «Да ну! Что мы там забыли?!». Хотя однажды я позвала на спектакль свой класс. И, видимо, понравилось, потому что мы сходили за четверть — два раза, хотя до этого за два года были всего один раз в театре.

Константин: Моя семья меня очень поддерживает в моем увлечении. И мама, и папа, и бабушка, и братья. Все ходят на премьеры. Друзья у меня тоже почти все в театре. Я готовлюсь к поступлению в театральный вуз в Москве, на актёрский или режиссёрский факультет — куда получиться. Опыт в режиссуре у меня тоже есть. Я ставил в нашем театре спектакль «Цвета Цветаевой» по биографии Марины Цветаевой. Сейчас работаю как режиссёр над спектаклем о женской колонии. Мне нравится эта тема, я думаю, она очень злободневна. Пьесу я написал сам.

Вся жизнь — театр!

Актёры театра «9-я идея»

Вероника: Занятия в театре, конечно, очень помогают в жизни. На сценической речи нас учат четко говорить, связно излагать свои мысли. На актёрском мастерстве учимся держаться перед людьми, прорабатываем зажимы. Все актёры умеют хорошо сосредотачиваться. И вообще вокруг тебя много другого материала, других людей, а значит ты сам становишься более развитым, более интересным для окружающих.

Константин: Я с детства был открытым и театр усилил это качество. Ещё для будущего актёра важны, мне кажется, харизма, стойкость и юмор в отношении себя. Но самое главное — быть честным по отношению к самому себе и к другим людям. Иначе зритель поймёт, что ему врут. Вообще нужно быть самим собой и никогда не врать.

Вероника: Прийти в театральную студию может любой человек. Главное, чтобы внутри горел огонь, чтобы лежала душа к этому занятию. Остальному научат.